Пути передачи дифтерии и эпидемический процесс

Содержание:

    В последнее время эпидемический процесс вспышек дифтерии характеризуется рядом особенностей: всё чаще эта болезнь диагностируется в городах (более 75 % случаев), повышается число заболевших среди взрослого населения и привитых детей (более 80 %).

    Как правило, легкие формы заболевания чаще регистрируются у детей, которых вакцинировали по календарю прививок, а более тяжелые — у непривитых и привитых детей с отклонениями от графика вакцинации.

    Дифтерийная инфекция имеет повсеместное распространение. Уровень заболеваемости в отдельных странах значительно колеблется и зависит от географической зоны, социальных условий, качества проведения вакцинации.

    Дифтерия — типичный антропоноз. Основным источником заболевания являются больные и бактерионосители токсигенных штаммов С. diphtheriae.

    Клинические формы дифтерии варьируют и требуют от эпидемиолога внимательного отношения и анализа каждого случая как источника дифтерийной инфекции. Атипично выраженные и особенно легкие клинические формы дифтерии зачастую в практике недооцениваются. Стертые и легкие клинические формы иногда трактуют как бактерионосительство, что не является правомерным.

    Механизм передачи дифтерии — воздушно-капельный. Учитывая устойчивость возбудителя во внешней среде (способность сохраняться при комнатной температуре до 7 мес., в пыли — в течение 5 нед., в воде и молоке — до 20 дней), регистрируют не только аэрозольный, но и контактно-бытовой, и алиментарный пути передачи инфекции.

    Пики эпидемий дифтерии зависят от сезона: подъем заболеваемости наблюдают в сентябре—ноябре, спад — в апреле-августе, что объясняется более длительным пребыванием людей в закрытых помещениях именно в осенне-зимний период и, соответственно, интенсификацией передачи возбудителя.

    Восприимчивость населения к дифтерии

    Восприимчивость населения к дифтерии зависит от уровня напряженности противодифтерийного антитоксического иммунитета (защитным признан уровень антитоксина в крови 0,01 МЕ/ мл). В допрививочный период эпидемический процесс при дифтерии характеризовался выраженной цикличностью.

    В пределах одной и той же территории периодически повышался уровень заболеваемости за счет накопления восприимчивых к дифтерии лиц (прежде всего маленьких детей) в силу ослабевающего уровня напряженности коллективного иммунитета.

    В настоящее время дифтерия является управляемой инфекцией, контролируемой средствами массовой вакцинопрофилактики. В результате проведения плановой специфической иммунопрофилактики достигнуто значительное снижение заболеваемости дифтерией.

    Несмотря на это, дифтерийная инфекция продолжает представлять серьезную опасность для здоровья населения, поскольку даже привитые высокоиммуногенным препаратом — дифтерийным анатоксином, — имеющие защитные уровни противодифтерийных антител, подвержены заболеванию. Известны случаи повторного заболевания дифтерией.

    В последние годы эпидемиология дифтерии резкое снижается. В настоящее время заболеваемость в России регистрируется на спорадическом уровне.

    В современных условиях, несмотря на резкое снижение заболеваемости, циркуляция штаммов токсигенных С. diphtheriae продолжается среди носителей.

    Гетерогенность генетической структуры С. diphtheriae определяет высокий уровень внутривидового биологического разнообразия. В России зарегистрирован 31 риботип циркулирующих штаммов С. diphtheriae. Изменения интенсивности эпидемического процесса сопровождались изменениями генетической структуры популяции возбудителя дифтерии.

    Эпидемические циклы

    В 40-70-е гг. XX в. в популяции главным образом циркулировали штаммы биовара gravis риботипа Lyon (84,6 %), а в 80-е гг. — С. diphtheriae биовара mitis риботипа Otchakov (29,4 %) и биовара gravis риботипов Sankt-Peterburg/Rossija (23,5 %). Наряду с указанными риботипами в эти годы популяция возбудителя была гетерогенна и включала в себя не менее шести риботипов.

    В 90-е гг. во время эпидемического подъема на всей территории страны абсолютно доминировали штаммы биовара gravis риботипов Sankt-Peterburg/Rossija (75-96,1 %). С помощью энзимотипирования установлено, что риботипы Sankt-Peterburg/Rossija принадлежали к единой клональной группе штаммов, что свидетельствовало о едином источнике происхождения.

    Снижение удельного веса риботипов Sankt-Peterburg/Rossija до 72,1 % и увеличение удельного веса риботипа Otchakov до 17 % наблюдали в период наступления эпидемического благополучия.

    В европейских странах в 90-е гг., где сохраняется низкий уровень заболеваемости, одним из основных возбудителей дифтерии признан штамм С. diphtheriae gravis tox+ риботипа Sankt-Peterburg. В последние годы на этих территориях чаще регистрируются среди токсигенных штаммы С. diphtheriae gravis риботипа Sankt-Peterburg, а нетоксигенных — риботипы Cluj, Moscva, Otchakov, St-Albans.

    По-видимому, для каждого эпидемического цикла характерно распространение определенных эпидемических клонов, процесс формирования которых начинается до повышения заболеваемости дифтерией и выражается в увеличении удельного веса штаммов определенного биовара и риботипа среди циркулирующих.

    В период спорадической заболеваемости популяция приобретает гетерогенную структуру, в результате чего появляются эпидемические штаммы, способные к инфицированию большого числа людей, у которых к этим штаммам не сформирована колонизационная резистентность. Антитоксический иммунитет не препятствует колонизации.

    Эпидемиологический надзор за дифтерией включает:

    • Во-первых, постоянный мониторинг напряженности антитоксического иммунитета у населения
    • Во-вторых, изучение свойств циркулирующих штаммов возбудителя
    • В третьих, своевременную диагностику и выявление бактерионосителей токсигенных штаммов С. diphtheriae; в четвертых, постоянное слежение за эпидпроцессом и прогнозирование развития дифтерийной инфекции на конкретной территории.


    Оставить комментарий:

    Ваш e-mail не будет опубликован.