Характеристика возбудителя дифтерии

Содержание:

    В микробиологии при изучении возбудителя дифтерии рассматриваются тинкториальные, морфологические, культуральные, биохимические и антигенные свойства токсигенных штаммов.

    Чаще всего развитие патологии наблюдается у людей с отсутствием антитоксического иммунитета. К сожалению, полная ликвидация инфекции невозможна, так как заразиться можно не только от тех, кто уже заболел, но и от носителей бактерии.

    Дифтерия — это острое инфекционное заболевание, вызываемое токсигенными штаммами Corynebacterium diphtheriae.

    Путь передачи возбудителя инфекции – воздушно-капельный. Болезнь характеризуется местным фибринозным воспалением преимущественно рото- и носоглотки, а также явлениями общей интоксикации и поражением сердечно-сосудистой, нервной и выделительной систем.

    Возбудитель Corynebacterium diphtheriae

    Возбудителем дифтерии является Corynebacterium diphtheriae, который впервые был описан Klebs в 1883 г. Позднее, в 1884 г., Loeffler выделил чистую культуру коринебактерий дифтерии.

    Род Corynebacterium (класс Actinobacteria, порядок Actinomycetales) — гетерогенная группа коринеформных бактерий, включающая в себя 67 видов коринебактерий. Содержание G + С пар в ДНК коринебактерий — от 40 до 67 ммоль%.

    Клеточная стенка коринебактерий содержит мезодиаминопимелиновую кислоту, короткоцепочечные миколовые кислоты с 22-36 атомами углерода, арабинозу, галактозу, жирные кислоты, основными из которых являются пальмитиновая, стеариновая и олеиновая.

    Значительное количество видов коринебактерий, преимущественно обитающих на слизистых оболочках или кожных покровах млекопитающих, часто встречается и во внешней среде. Некоторые виды продуцируют экзотоксин и являются патогенными для человека и животных.

    Типовым является вид Corynebacterium diphtheriae, который неоднороден по своим морфологическим, культуральным, биохимическим и антигенным свойствам и в соответствии с этим разделен на биотипы (gravis, mitis, intermedium, mitis, var. belfanti).

    Штаммы С. diphtheriae, независимо от их принадлежности к тому или иному биотипу, могут быть токсигенными, т. е. способными продуцировать дифтерийный экзотоксин, или нетоксигенными.

    Возбудителем дифтерии являются только токсигенные штаммы С. diphtheriae. В микробиологии достаточно хорошо изучены все их свойства – тинкториальные, морфологические, культуральные, биохимические и антигенные.

    Тинкториальные и морфологические свойства

    Тинкториальные свойства бактерий – это свойства, характеризующие их способность вступать в реакцию с красителями и окрашиваться определенным образом.

    С. diphtheriae — прямые или слегка изогнутые тонкие грамположительные неподвижные, неспорообразующие, полиморфные палочки с заостренными или булавовидными концами, размером 0,3-0,8 х 1,5-8,0 мкм.

    Внутри клеток расположены зерна волютина, представляющие собой метахроматиновые гранулы полиметафосфата. Зерна волютина у С. diphtheriae располагаются в булавовидных утолщениях на одном или обоих концах, реже — в середине.

    Другие виды коринебактерий также могут содержать зерна волютина с разнообразным расположением. Частота обнаружения волютиновых гранул зависит от культурального варианта, физиологического состояния клетки и содержания фосфатов в среде.

    Зерна выявляют путем окрашивания препаратов щелочным метиленовым синим по Леффлеру. Гранулы полиметафосфата воспринимают краситель более интенсивно, чем цитоплазма клетки, обусловливая метахромазию, присущую коринебактериям дифтерии.

    Зерна волютина обнаруживают также при использовании окраски по Нейссеру и люминесцентной микроскопии.

    В мазках коринебактерии дифтерии располагаются под углом, напоминая латинские буквы L, X, V, Y или растопыренные пальцы рук. В мазках, приготовленных из материала, взятого из зева, носа, отделяемого ран, С. diphtheriae могут иметь войлокообразный характер.

    Полиморфизм дифтерийных бактерий обусловлен прежде всего несбалансированным синтезом муреина, формирующего клеточную стенку, при культивировании на питательных средах с большим количеством сывороточных белков. В среде с оптимальным содержанием ингредиентов, отвечающим физиолого-химическим потребностям, они имеют однородную форму.

    На морфологические свойства дифтерийных палочек влияет возраст культуры, содержание в среде фосфатов, глицерина, железа. В результате действия этих факторов прекращается деление клеток, могут появляться «гигантские» клетки.

    Такое расположение более характерно для дифтерийных палочек, тогда как другие виды коринебактерий, являющиеся представителями нормальной микрофлоры, чаще располагаются в микропрепаратах в виде «частокола» из нескольких параллельно лежащих клеток.

    К такому угловому и полисадному расположению клеток приводит «щелкающее» (snapping) деление. При окраске по Граму клетки С. diphtheriae окрашиваются положительно, но иногда и отрицательно, что связывают с их чрезмерным обесцвечением спиртом.

    Культуральные и биохимические свойства

    Возбудитель дифтерии и другие представители рода Corynebacterium относятся к аэробам, факультативным и облигатным анаэробам. Они являются хемогетеротрофами, каталазоположительны, углеводный метаболизм смешанный — дыхательный и бродильный.

    С. diphtheriae требовательны к условиям культивирования, хорошо растут при + 37 °С (pH 7,4-8,0) на питательных средах, обогащенных аминокислотами, пуриновыми и пиримидиновыми основаниями, с добавлением лошадиной (или бычьей) сыворотки или гемолизированной крови.

    Для культивирования дифтерийных бактерий используют кровяной (5-10%) агар, сывороточный (10-15%) агар, свернутую сыворотку Леффлера или Ру, селективные среды с добавлением теллурита калия (кровяно-теллуритовый агар — КТА), среды Клауберга II и Тинсдейла—Садыковой), коринебакагар, допускается использование хинозольной среды Бучина.

    На плотных питательных средах коринебактерии дифтерии образуют различные типы колоний: С. diphtheriae gravis растет преимущественно в R-форме, образуя колонии диаметром 1,5-2,0 мм, через 48 ч — с радиальной исчерченностью и неровными краями, напоминающие цветок маргаритки.

    Для С. diphtheriae mitis более характерна S-форма колоний (диаметр 0,5-1,0 мм, с ровными краями, выпуклой гладкой, поверхностью). С. diphtheriae intermedius образуют мелкие, слегка конусообразные, округлые колонии диаметром 0,5-1,0 мм. Культуральные свойства вида С. diphtheriae mitis var. belfanti, как и С. diphtheriae intermedius, сходны с биоваром mitis.

    При выделении С. diphtheriae из клинического материала для ингибирования роста сопутствующей микрофлоры в основном используют среды, содержащие теллурит калия.

    Подавляющее большинство штаммов возбудителя дифтерии резистентно к относительно высоким концентрациям теллурита калия, способно за счет продукции теллуритредуктазы восстанавливать теллурит калия до металлического теллура и накапливать его внутри клеток, что придает дифтерийным колониям серо-черную или черную окраску.

    Наиболее четко все биотипы С. diphtheriae выявляются на среде КТА и коринебакагаре.

    На жидких питательных средах R-формы коринебактерий дифтерии (биотип gravis) растут, образуя пленку на поверхности или крошкообразный осадок, S-формы (биотип mitis)дают равномерное помутнение и мелкозернистый осадок.

    Коринебактерии дифтерии обладают невысокой ферментативной активностью.

    Важнейшим дифференциальным биохимическим свойством С. diphtheriae является наличие фермента цистиназы, который выявляют на питательной среде Пизу (сывороточный агар, содержащий цистин и уксуснокислый свинец).

    Положительная цистиназная активность проявляется потемнением среды в виде «облачка» по ходу укола.

    С. diphtheriae не обладают уреазной активностью, что позволяет дифференцировать их от других коринебактерий, имеющих цистиназу. Все биотипы С. diphtheriae ферментируют глюкозу и мальтозу и не разлагают сахарозу.

    Способность разлагать крахмал присуща только биотипу gravis. Тест на редукцию нитратов положителен для всех биотипов С. diphtheriae, за исключением С. diphtheriae mitis var. belfanti.

    Антигенные свойства

    С. diphtheriae неоднородны по антигенной структуре: у них выделяют О- и К-антигены. О-антигены расположены в глубине клеточной стенки и представлены межвидовыми и видовыми термостабильными липидными и полисахаридными фракциями.

    К-антигены термолабильны, имеют белковую природу, расположены на поверхности бактерий и обусловливают типоспецифические свойства коринебактерий. Термостабильные компоненты обладают групповой (межвидовой) специфичностью.

    За групповую специфичность ответственны, в частности, полисахариды и поверхностные липиды. Термолабильные антигены содержат белковую и небелковую фракции, характеризуются узкой внутривидовой (типовой) специфичностью.

    Токсигенные штаммы С. diphtheriae более однородны в антигенном отношении и содержат больший набор антигенов, чем нетоксигенные. Для нетоксигенных штаммов характерна значительная вариабельность антигенных детерминант и менее выраженная иммуногенность.

    Обнаружение поверхностных антигенов коринебактерий для их серотипирования проводят в реакции агглютинации. Недостатком серотипирования является способность многих штаммов, особенно нетоксигенных, к спонтанной агглютинации или полиагглютинабельности.

    Чувствительность к антибактериальным препаратам

    Антибактериальной активностью в отношении С. diphtheriae обладают различные препараты: рифампицин, эритромицин, пенициллин, кларитромицин, азитромицин, тетрациклины.

    В последнее время наблюдается выраженная тенденция к увеличению показателей минимальной подавляющей концентрации (МПК) к большинству этих препаратов.

    Устойчивость к рифампицину, пенициллину и эритромицину более выражена среди штаммов С. diphtheriae mitis, чем С. diphtheriae gravis.

    Формирование устойчивости к антибактериальным препаратам у возбудителя дифтерии детерминировано плазмидами, транспозонами и, возможно, мутациями хромосомных генов.

    Факторы патогенности

    Коринебактерии дифтерии характеризуются широким спектром факторов патогенности. На поверхности С. diphtheriae имеется микрокапсула, которая прочно связана с остальными слоями клеточной стенки и выявляется не только у неповрежденных, но и у частично лизированных клеток.

    Клеточная стенка коринебактерий дифтерии многослойна (до 9 слоев), толщина ее намного превышает таковую как у грамположительных, так и у грамотрицательных микроорганизмов.

    Дифтерийные бактерии содержат на своей поверхности термолабильные типоспецифические протеины и термостабильные антигены, представляющие собой полисахариды или полисахаридные комплексы.

    Е.Н. Holdsworth впервые выделил изолированные клеточные стенки С. diphtheriae (штамм PW-8), провел их химический анализ и установил, что клеточные стенки содержат вещество пептидополисахаридной природы, в состав которого входят галактоза, манноза, арабиноза.

    L. BarKsdale предложил разделить основные химические компоненты, выделенные из клеточных стенок С. diphtheriae, на следующие группы: пептидополисахариды, полисахариды (ПС), белки и пептиды.

    Специфические антигены, ответственные за серотиповые индикаторные реакции, расположены на поверхности клетки вместе с трегалозомиколатами. Антигены, общие для вида С. diphtheriae, микобактерий и нокардий, ответственные за перекрестные реакции в РА, находятся в глубинных слоях клеточной стенки и представлены пептидогликаном, ПС, белками и липидами.

    Поверхностные структуры дифтерийных бактерий, играющие роль возможных факторов колонизации, имеют внутривидовые отличия. Штаммы биотипов gravis и mitis имеют различные по специфичности поверхностные антигены, а в пределах этих биотипов, в свою очередь, выделяют ряд серотипов.

    Формированием колонизационной резистентности у населения к одной антигенной разновидности и отсутствием иммунитета к другому сероварианту можно объяснить смену био- и серотипов в течение эпидемического процесса.

    Каждому новому подъему заболеваемости предшествует подъем носительства, связанный с появлением нового антигенного варианта, к которому у населения нет колонизационной резистентности.

    Механизм действия дифтерийного токсина (ДТ)

    Основным фактором вирулентности дифтерийного микроба является дифтерийный токсин (ДТ).

    По мнению V. Johnson, клеточные рецепторы организма к ДТ имеют лишь относительную специфичность и могут связывать также и лектины, адениннуклеотиды, аденозинфосфаты и др.

    При связывании подобных веществ с клеточными рецепторами возникает феномен конкурентного блокирования, в результате чего клеточные рецепторы утрачивают способность связывать ДТ, а клетки приобретают резистентность к цитотоксическому действию яда.

    Рецепторы к ДТ имеются на клетках человека, обезьян, кроликов, морских свинок.

    По результатам исследований, основная масса ДТ фиксируется клетками, имеющими соответствующие рецепторы. Динамика процессов связывания дифтерийного токсина с рецепторами клеток протекает в две стадии.

    • Первая, обратимая стадия, длительностью около 30 мин, состоит в создании непрочной связи дифтерийного токсина с рецепторами клеток. При этом клетка полностью сохраняет жизнеспособность, а токсин, фиксированный на поверхности цитоплазматической мембраны, легко нейтрализуется антитоксическими антителами.
    • Вторая стадия — необратимая — завершается в течение последующих 30-60 мин. В этот период структура и функция клеток еще не претерпевают каких-либо изменений, но добавление антитоксической сыворотки уже не предохраняет клетки от цитопатогенного действия ДТ и последующей их гибели.

    Основным механизмом трансмембранного транспорта ДТ в клетки является адсорбционный эндоцитоз. В-фрагмент взаимодействует с клеточными рецепторами, в результате чего формируются трансмембранные каналы, по которым A-фрагмент перемещается в цитозоль.

    Цитопатогенное действие ДТ возникает при фиксации на цитолемме не менее 250 молекул ДТ. Проникновение ДТ в клетку влечет за собой нарушение белковых синтезов, приводящих к ее гибели.

    В основе ингибиции синтеза лежит блокада A-фрагментом фактора элонгации EF-2, что вызывает нарушение процессов трансляции с мРНК в рибосомах.

    Антитоксические антитела, секретируемые в ответ на введение ДТ, функционально неоднородны и могут быть направлены как против А-, так и против В-фрагмента ДТ.

    Основным механизмом детоксикации является взаимодействие ДТ с антителами, направленными против детерминант В-фрагмента, особенно его С-конца, способными препятствовать присоединению ДТ к мембранам клеток.

    Считают, что антитоксические антитела нейтрализуют ДТ не в крови или межтканевой жидкости, а на поверхности клеток, т. к. скорость нейтрализации антителами низкомолекулярных структур выше при фиксации антигена на структуре большей массы, каковой является клетка.

    В крови ДТ циркулирует в свободном состоянии или в составе циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК). При локализованной форме ДТ легко выходит в кровеносное русло, и его молекулы, подвергаясь быстрой инактивации, элиминируются из организма.

    Инактивация ДТ происходит путем образования ЦИК малой величины, более доступных для инактивации и легко элиминируемых из организма.

    При токсической форме дифтерии из-за лимфостаза ДТ концентрируется в лимфе, разносится ею и фиксируется в тканях и органах-мишенях, в кровь выходит небольшое количество ДТ.

    Образующиеся при токсической форме ЦИК имеют достоверно большие размеры и плохо доступны для инактивации.

    Механизм повреждающего действия дифтерийного токсина (ДТ) на органы-мишени осуществляется двояко. С одной стороны, он раздражает нервные чувствительные рецепторы слизистых оболочек и внутренних органов.

    С другой, ДТ оказывает цитопатогенное действие, фиксируясь в тканях органов-мишеней — сердца, почек, надпочечников, нервной ткани, реже — легких, печени, пищевода, желудка, кишечника и поджелудочной железы.

    Поражение сердечно-сосудистой системы во многом определяет тяжесть течения и исходы дифтерии. Частота выявления патологии миокарда при дифтерии, по данным разных авторов, колеблется от 3,2 до 65 %.

    Большинство авторов связывают поражение сердца при тяжелых формах дифтерии с развитием миокардита. ДТ нарушает энергообеспечение мембранных механизмов переноса ионов (К, Na) и оказывает повреждающее действие на систему тканевого дыхания, нейтрализуя никотинамиддинуклеотид (НАД), в результате чего развивается тканевая гипоксия при угнетении синтетических и иммунных процессов.

    Помимо этого, ДТ оказывает рефлекторное воздействие на тонус блуждающего нерва, что приводит к нарушению экстракардиальной нервной регуляции миокарда.

    Поражение нервной системы, особенно ее периферического и вегетативного отделов, является причиной значительных расстройств, возникающих в организме больных дифтерией.

    Эти изменения в основном представлены дегенерацией нервных волокон, миелиновых оболочек, фрагментацией осевых цилиндров. В основе развития дифтерийных полинейропатий лежат процессы демиелинизации, обусловленные как прямым воздействием ДТ на синтез миелина в олигодендроцитах, так и изменением под его влиянием нейроиммунных связей.

    При развитии дифтерийных полинейропатий быстрее вовлекаются те нервы, которые анатомически находятся ближе к очагу инфекции или лимфатическим сосудам. Поражение центральной нервной системы (ЦНС) менее характерно для дифтерии.

    Имеет место полнокровие оболочек, картина отека и набухания вещества головного мозга, парезы, свисание мягкого нёба, изредка наблюдаются очаговые кровоизлияния.

    Тяжелые поражения надпочечников характерны прежде всего для случаев токсической дифтерии. Результат действия дифтерийного токсина проявляется в формировании кровоизлияний в ткань надпочечников, капсулу и прилегающую клетчатку.

    Встречаются случаи массивных кровоизлияний в оба надпочечника с полным разрушением коркового и мозгового слоев, приводящие к смерти от острой надпочечниковой недостаточности.

    Местный воспалительный дифтерийный процесс из места первичной локализации может распространяться по дыхательным путям вплоть до легких.

    В легких при микроскопическом исследовании диагностируется фибринозно-геморрагическая пневмония, а при бактериологическом исследовании возможен высев токсигенной дифтерийной палочки из легочной ткани.

    Однако такой характер процесс принимает редко. В подавляющем большинстве случаев развивается очаговая бронхопневмония и отек легких. Дифтерия гортани (круп) чаще возникает как следствие распространения дифтеритического воспаления со слизистой оболочки носа или глотки на гортань.

    Поражение почек при дифтерии протекает по типу инфекционно-токсического нефроза, который возникает в остром периоде на высоте интоксикации и характеризуется появлением в моче белка, гиалиновых цилиндров, лейкоцитов, эритроцитов.

    В возникновении поражений почек при дифтерии определенную роль играют ЦИК. У больных с высоким уровнем ЦИК поражения почек более выражены и сохраняются более длительно, чем у больных с низким содержанием ЦИК.

    Под действием ДТ могут возникать и поражения печени, однако выраженность их незначительна. Преобладают дистрофические изменения гепатоцитов, иногда встречаются и немногочисленные очажки их некроза .

    Другие органы пищеварения и отделы пищеварительного тракта (поджелудочная железа, пищевод, желудок, кишечник) поражаются не часто.

    Помимо продукции ДТ, С. diphtheriae обладает факторами патогенности, обеспечивающими способность к колонизации. Основными из них являются: пили, ферменты (гиалуронидаза, нейраминидаза, амилаза, протеазы, ДНКаза), поверхностно расположенный гликолипид корд-фактор и др., патогенетическое значение которых пока недостаточно изучено.

    На поверхности С. diphtheriae экспрессированы пили, представляющие собой длинные, тонкие, похожие на нити органоиды белковой природы. Эти структуры играют ведущую роль в начальной стадии развития инфекционного процесса — колонизации слизистых оболочек — и могут быть использованы как потенциальные компоненты вакцин.

    ДНКаза возбудителя обнаружена у токсигенных и нетоксигенных штаммов коринебактерий, ее роль в патогенезе дифтерии пока неясна.

    Корд-фактор содержит гликолипид, в состав которого входит коринемиколеновая оксикислота. Корд-фактор расположен на поверхности клеточных стенок вместе со специфическими белками наружней мембраны.

    Он способствует устойчивости к фагоцитозу, т. к. препятствует слиянию фагосом, содержащих бактерии, с лизосомами, имеющими губительные для микроорганизмов протеолитические ферменты, и ингибирует образование каталазы и супероксиддисмутазы.

    С. diphtheriae способны продуцировать бактериоцины (корицины), способствующие подавлению жизнедеятельности нормальной микрофлоры организма.

    Немаловажное значение в повышении проницаемости клеточных барьеров имеет также внедрение в зону инокуляции возбудителя дифтерии кокков, продукты жизнедеятельности которых способствуют более массивной диффузии токсических веществ.

    Взаимосвязанное действие всех факторов патогенности дифтерийного микроорганизма обусловливает развитие дифтерийной инфекции в организме.

    Роль факторов патогенности С. diphtheriae в патогенезе дифтерийной инфекции

    Начальным этапом развития дифтерийной инфекции является адгезия возбудителя на эпителиальных клетках.

    Процесс адгезии коринебактерий дифтерии проходит три стадии, обусловленные электростатической силой клеток, гидрофобной активностью клеточных мембран и лиганд-рецептор-опосредованной связью.

    Только лиганд-рецепторное взаимодействие коринебактерий дифтерии с клетками хозяина является высокоспецифичным. Рецепторами адгезинов коринебактерий дифтерии считают соединения липидно-белковой природы, не содержащие маннозу.

    Адгезия играет роль пускового Механизма в развитии колонизации возбудителем слизистых оболочек, продукции токсина и последующем его воздействии на органы и системы организма.

    В процессе адгезии С. diphtheriae участвуют поверхностные структуры микробной клетки и, в частности, пили, роль которых до конца пока не изучена.

    Колонизация С. diphtheriae слизистой оболочки — многофакторный процесс, включающий прежде всего осуществление конкурентных взаимоотношений возбудителя с представителями нормальной микрофлоры.

    Подавление барьерной функции нормальной микрофлоры возбудителем дифтерии происходит за счет его способности синтезировать фермент каталазу, разлагающий перекиси, продуцируемые микроорганизмами, и бактериоцины (корицины), что создает селективные преимущества возбудителю дифтерии перед индигенной микрофлорой хозяина в месте внедрения.

    Важную роль в процессе подавления местного иммунитета играет корд-фактор, ДТ, а также ферменты — протеазы и каталаза, разрушающие секреторный IgA и его изотип IgA, и угнетающие процессы фагоцитоза.

    Разжижение слизи на эпителии верхних дыхательных путей (ВДП), нарушение функции реснитчатого эпителия происходит под воздействием ДТ, нейраминидазы и гиалуронидазы. По-видимому, в дальнейшем процесс колонизации сопровождается формированием биопленки возбудителем дифтерии.

    Дальнейшее развитие инфекционного процесса может быть различным и зависит от ряда условий. Развитие классической клинической картины дифтерии чаще наблюдается у лиц с отсутствием антитоксического иммунитета.

    К формированию бактерионосительства токсигенных С. diphtheriae предрасполагает наличие антитоксических антител. Высокой адгезивной активностью обладают штаммы С. diphtheriae, выделенные от носителей и больных токсической формой дифтерии.

    У штаммов, обусловивших развитие локализованных форм заболевания, определяются низкие показатели адгезивной активности.

    ДТ, продуцируемый возбудителем, поступает непосредственно в лимфатическую систему (лимфоглоточное кольцо, лимфатические сосуды, регионарные лимфатические узлы) и кровоток.

    При наличии антитоксинов у инфицированных лиц, как правило, не возникает ни местных, ни общих проявлений действия токсина и инфекционный процесс ограничивается бессимтомной колонизацией, т. е. носительством.

    Развитие манифестированных форм дифтерии обычно наблюдают у лиц, не имеющих противодифтерийных антител.

    В месте внедрения возбудителя наблюдают его массивное размножение, сопровождающееся увеличением продукции токсина и развитием некроза слизистой оболочки, который обусловлен, помимо действия токсина, и ферментами (гиалуронидазой, нейраминидазой и, возможно, ДНКазой).

    Поражение токсином определенных органов обусловлено динамикой циркуляции дифтерийного токсина. Состояние токсинемии является главным фактором, формирующим клиническую картину заболевания и определяющим его характер и исход.

    По мере снижения регистрации заболеваемости дифтерией значение больных как источников инфекции уменьшается, и основная роль в распространении возбудителя уже будет принадлежать носителям. Именно поэтому полная ликвидация дифтерии невозможна, несмотря на проводимую вакцинопрофилактику.

    Носительство дифтерийной палочки в коллективах охватывает 10-20 % детей, в очагах дифтерии бактерионосители составляют иногда более 70 % от числа обследованных.

    Циркуляция токсигенных штаммов коринебактерий на фоне проводимой иммунизации и формирования антитоксического иммунитета определяет скрытое течение эпидемического процесса.

    Для решения проблемы носительства важным является изучение роли антибактериального иммунитета и, в частности, его влияния на продолжительность вегетирования токсигенных коринебактерий дифтерии.

    При дифтерийном бактерионосительстве может происходить формирование различных его форм: транзиторной и кратковременной, средней продолжительности и затяжной. Оценка иммунологических параметров у бактерионосителей свидетельствует о развитии у них иммуносупрессии, особенно при затяжном бактерионосительстве.

    С. diphtheriae содержит сложный комплекс факторов патогенности, обусловливающих развитие эпидемического и инфекционного процессов, в связи, с чем особую актуальность приобретает разработка адекватных подходов к диагностике и специфической профилактике дифтерии.



    Оставить комментарий:

    Ваш e-mail не будет опубликован.